Здание с башенкой :: Новости N - в общем-то Николаевские новости

сентября 7, 2013 Рубрики: Народные сказки

Говорят, лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии. Так и с нашей трамвайной подстанцией, которая находится «слишком в центре», чтоб мы могли ее хорошенько разглядеть. Каждый день, пробегая мимо, мы смотрим лишь на сигнал светофора, и не поднимаем глаз выше, не видим четырех фасадов, с которых должно было просматриваться здание, полукруглой пристройки, где когда-то дежурили львы, множества разных окошек, башенки, флюгера в виде русалки, раскачивающейся на ветру. А ведь это здание называют визитной карточкой нашего города, и в следующем году ему исполнится 100 лет.

До 1914 г. на месте будущего дома в стиле модерн находился скромный деревянный павильон «Бельгийского анонимного общества конно-железной дороги». Отсюда, точнее от часовни Александра Невского, расположенной напротив, конка «бегала» до Военного рынка на Слободке (сейчас парк Петровского), обслуживала и другие маршруты: центр города – железнодорожный вокзал, железнодорожный вокзал – Военный рынок, Спасск (яхт-клуб) – элеватор (район морского порта).

В начале ХХ века от использования лошадей для перевозки горожан решили постепенно отказываться, и началось проектирование городского электрического трамвая. Первые вагоны изготовила бельгийская фирма «Сименс и Гальске». Она же занималась строительством трамвайного депо, что на ул. Андреева, 17, административного здания, которое находится там же, курировала возведение трамвайной подстанции на пересечении улиц Херсонской и Соборной. Помогала поставить трамваи на рельсы и городская власть: для этого в 1913 г. в Москву были командированы члены специально созданной комиссии А. М. Матвеев, Д. И. Сургучев, инженер Б. А. Дормидонтов. Общими усилиями 24 декабря 1914 г. (3 января 1915 г. по новому стилю) в Николаеве был пущен первый электрический трамвай.

К сожалению, как и большинство архитекторов эпохи модерна, работавших в Николаеве, создатель трамвайной подстанции остался неизвестным. Чего не скажешь о его творении: настоящим архитектурным шедевром стала сооруженная в виде терема подстанция. Ее фотографии не раз публиковали в газетах и журналах, ни один путеводитель по Николаеву не обходился без упоминания о здании, похожем на старинную ратушу или переделанную кирху. Впоследствии оно стало памятником архитектуры Николаева. И одним из самых красивых памятников.

Но если одними объектами энергохозяйства наши предки гордились, то другими - стыдились, обзывали их уродливыми и громоздкими. Так, в «Николаевской газете» от 1914 г. звучали следующие реплики:

«Многие из господ гласных и граждан г. Николаева жалуются на крайне безобразный вид установленных у самых ходовых полос на тротуарах железных киосков для трансформации электрического тока. Эти киоски своим безобразным видом наносят ущерб домовладельцам. В особенности тем, где расположены торгово-промышленные заведения».

«… Квасня не квасня, уборная не уборная, безобразие какое-то, а не трансформаторные будки. И что хуже всего, ведь они сооружены капитальнейшим образом из железа и цемента, рассчитаны на многие десятки лет, и в течение всего этого долгого срока будут «украшать» собою город. И члены трамвайной комиссии умрут, и г. Туркин умрет (дай бог, через много лет), а будки все же останутся, являя нашим потомкам и миру образец изящного вкуса членов трамвайной комиссии с г. Туркиным во главе».

Не правда ли, что-то очень сильно напоминает?..

Как получилось, что столь утилитарная постройка, предназначенная исключительно для размещения агрегатов, питающих электричеством пробегающие мимо трамваи, оказалась достойным украшением исторического центра города? Главный хранитель фондов Николаевского краеведческого музея Наталья Александровна Кухар-Онышко в поисках ответа возвращается к 1910 году, когда в России господствовал стиль модерн, возникший в противовес эклектике. В нашей провинции романтическое направление стало модным только в 1915-м году, потому не удивительно, что здание, расположенное на пересечение главных в Николаеве улиц, решили выполнить с характерной модерну ассиметрией фасадов, множеством окон, разных видов и форм, полукруглой пристройкой с львиными мордами, башенкой, увенчанной усеченным куполом.

Да-да, именно усеченным - спустя несколько лет после окончания строительства купол над башней перестроили. Существующее сейчас шлемовидное навершие – это новое оформление верха. Раньше, и это видно на старых открытках, купол был плоским и, очевидно, представлял собой вентиляционный раструб, а сама башня служила своего рода каналом, охлаждающим находящиеся внутри трансформаторы.

В общем, николаевская трансформаторная подстанция выглядела изящно, и в своей красоте ничуть не уступала подобным подстанциям Москвы, Петербурга и других городов.

Николаевский краевед, историк и литератор Юрий Семенович Крючков в своей книге «Архитектура старого Николаева» детально описал «здание с башенкой»:

«Композиционно здание трамвайной подстанции решено в виде мусульманской мечети с типичным минаретом и навесом у входа. Здание ассиметрично в плане и по главному фасаду. Поставленное на перекрестке широких улиц, оно просматривается со всех сторон и имеет четыре фасада, главный из которых обращен на Соборную улицу.

Типичная угловая башня, свободная трактовка обрамления окон и дверей, колоннада с «львиными» капителями, держащая навес, разный материал стен (белый глазурованный кирпич (второй этаж и башня) и красновато-серая штукатурка (первый этаж), черепичная (красная) крыша здания и чешуйчатая (свинцовая) у башни, гранит в отделке окон, дверей, балконов, разные типы окон, балкончики на башне с кованными решетками – это весь набор приемов романтического модерна. В целом здание смотрится как веселое, живописное пятно, оживляющее перекресток. Неспроста его часто воспроизводят как символ города».

Между тем, пока николаевцы любовались внешним видом причудливого сооружения, внутри него происходили сложные технические процессы: огромные трансформаторы высотой в три метра вырабатывали электричество для трамвайных линий, вагоноремонтных мастерских, здания управления, трамвайного депо. Об этом в книге «История николаевского трамвая» писал В. Розалиев:

«В начале 20-х годов энергохозяйство трамвая обслуживалось городской электростанцией, где динамо-машины №№ 1,2 и 3 давали постоянный ток для трамвая, а динамо-машины №№ 5 и 6 – переменный ток для других городских нужд. Резерв электростанции отсутствовал, поэтому периодически происходили перерывы в подаче электроэнергии».

Это и стало причиной строительства здания, которое позже «задавит» подстанцию со стороны ул. Московской.

Чтобы увеличить мощности энергохозяйства и уменьшить тарифы на электроэнергию, в 1928 г. начала строиться новая электростанция («Никэльцентраль»). В связи с этим было решено построить рядом с имеющейся подстанцией специальное одноэтажное здание для установки в нем ртутных выпрямителей. На эти цели из бюджета выделили 125 тыс. руб., выпрямители заказали на ленинградском заводе «Электросила».

Строительство новой подстанции началось весной 1930 г. Газета «Шлях індустріалізації» так описывала это событие: «На пересечении улиц Первомайской и Советской начато строительство помещения для электроподстанции, которую оборудуют ртутными выпрямителями. Здесь же будут помещения для хлораторов. Тут проводят земляные работы и заготавливают материалы».

Создание подстанции затянулось на три года. Когда фундамент и подвальные помещения были готовы, оказалось, что проектные чертежи составлены неправильно, из-за чего в 1931 г. постройку пришлось развалить. Процесс возведения строения возобновился лишь в 1933 г. Когда он завершился, прекратилась и подача электроэнергии трамваям со старой подстанции.

Инженер по техногенно-экологической безопасности КП «Николаевэлектротранс» Дмитрий Топчий, который увлекается изучением истории николаевского трамвая, рассказал, что ртутные выпрямители, расположенные в здании новой подстанции, представляли собой огромные стеклянные бочки с сотнями килограмм жидкого металла. При этом ртутные вентили во время работы сильно нагревались, их приходилось охлаждать. Такой объект в самом центре города был небезопасным, и в 70-х годах прошлого столетия от использования ртутных вентилей отказались, перейдя на кремниевые.

По некоторым данным, новая подстанция прекратила свое существование в конце 80-х – начале 90-х. Как пояснил на время нашей беседы тогда еще директор КП «Николаевэлектротранс» Василий Жуменко, нужда в подстанции ушла, и не появилась до ныне. В 1992 г. в Николаеве было 14 подстанций, на каждой из которых работало по 3-4 агрегата. Обслуживали они 200 трамваев и 100 троллейбусов. Сегодня в городе 13 подстанций, на каждой - по 1 агрегату, так как количество подвижного состава небольшое: в Николаеве 31 трамвай и 20 троллейбусов.

А тем временем здание продолжало свою жизнь. В 1999 г. в газете «Зеркало недели» появилась статья, в которой рассказывалось о том, как молодой американский специалист по маркетингу Стивен Вингейт (в прошлом – проповедник) неожиданно для друзей и знакомых продал свой дом в благополучной Флориде и подался в малоизвестную Украину и еще менее известный Николаев с единой целью: в здании бывшей трамвайной подстанции устроить музыкальный ресторан.

Однако облюбованное помещение долго «уплывало» из его рук. К тому же, Стивен ощутил все прелести бизнеса по-украински, столкнувшись с вереницей контролирующих служб. В итоге правдами-неправлами, но здание все же досталось бизнесмену и на некоторое время превратилось в островок Америки, с характерным ковбойским интерьером.

Правда, сегодня «салун» «Дикси барбекью» былой популярностью не пользуется, а некогда благоустроенная зеленая площадка перед рестораном напоминает дебри острова Борнео.

Но вернемся к нашей «башенке». Сорок лет, с 1933 по 1973 гг., она пустовала. В 1970-м ветхое здание памятника архитектуры даже хотели снести – по Генплану предполагалось расширение проезжей части пр. Ленина, а бывшая трамвайная подстанция мешала строительству подземного перехода.

Спасла сказочный замок архитектор «Николаевского Гипрограда» Ольга Попова. Она обратилась в обком партии с предложением оставить здание, сохранить его архитектуру в первозданном виде, а внутри обустроить кафе. Предложение известного градостроителя поддержали, и началась реконструкция помещения для создания в нем в нем кафе «Садко».

Внешне ничего не изменилось: купол покрыли чешуей из оцинкованной стали по образцу предыдущей, сохранили облицовку глазурованной плиткой, отремонтировали лепные детали, заново отлили капители, а старые входные двери заменили новыми дубовыми.

Совершенно новое содержание получили внутренние помещения подстанции. Ольга Попова стремилась максимально и наиболее рационально использовать все имеющиеся свободные площади. В связи с этим приняла поэтажную систему залов для посетителей, связь между ними осуществлялась посредством трех лестниц.

На первом этаже, где когда-то находилось машинное отделение, теперь расположился кафетерий, а также вестибюль, туалеты, подсобное помещение, комната для персонала, камера пищевых отходов и кладовая. Из-за небольшой площади все помещения казались крошечными. К примеру, туалет для персонала умещался на 1,5 квадратных метрах. Общая же площадь кафе «Садко» составляла 130 кв. м, на которых размещалось 30 посадочных мест.

На втором этаже был гардероб и зал «13 стульев». Скучные стекла в окнах заменили цветными витражами.

На третьем – коктейль-бар с красно-черным мозаичным полом и «зашитыми» дубовыми досками стенами, на которых творцы Николаевского художественного фонда выполнили фигурную резьбу в виде жанровых картинок. На чердаке находилась кладовая бармена.

Завершалось кафе четвертым этажом - залом «Голубятня» - с похожим на «13 стульев» интерьером.

Несмотря на то, что кафе было маленьким, а ассортимент продукции – ограниченным (кофе, кондитерские изделия, соки, воды, коктейли), николаевцы любили посещать это заведение. Наверное потому, что сказка здесь ощущалась во всем: и во внешнем облике, и во внутреннем интерьере, и в самом названии (Садко - герой новгородских былин). Ну а какой же сказочный замок без скрипа старого флюгера? По всей видимости (по крайней мере, так предусмотрено проектом О. Поповой), на шпиле башенки он появился в это же время, в 70-х годах 20-го столетия, и выполнен был сотрудниками Николаевского худфонда. Как, собственно, и чеканная доска с надписью «Кафе башенка», которая красовалась на стене у главного входа.

Кафе «Садко» просуществовало в «башенке» до 1989 г. – в это время в газете «Л<...

Источник: http://novosti-n.mk.ua


Google Bookmarks Digg Reddit del.icio.us Ma.gnolia Technorati Slashdot Yahoo My Web News2.ru БобрДобр.ru RUmarkz Ваау! Memori.ru rucity.com МоёМесто.ru Mister Wong
Теги:
. . . . . . . . . . . . . .